Главная страница

Описание сайта

Личные данные

Personal data

Биография

Мировоззрение

Основные идеи

Книги и статьи

Список трудов

Научная школа

Научный семинар

Годовой отчет

Монография

Философия

Новое в теории

Прогнозирование

Нормирование

Потенширование

Энергосбережение

Презентация

КИЦ «Техноценоз»

Соискателям

О диссертации

Атрибуты

VIP-образование

Студентам

УМК по ТОЭ

Раздел КСЕ

Новости сайта

Литература

Термины сайта

Файловый архив

QR-коды сайта

Карта сайта

Визитная карточка


© В.И. Гнатюк, 2000

ТЕХНИКА ТЕХНОСФЕРА ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ

Техника, техносфера, энергосбережение [Сайт] / В.И. Гнатюк. – Электронные текстовые данные. – М.: [б.и.], [2000]. – Режим доступа: http://www.gnatukvi.ru, свободный, [рег. от 23.11.2005 № 5409]



СТАТЬЯ


ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ


В.И. Гнатюк, доктор технических наук, профессор


Уважаемые господа! К Вам обращается автор настоящей статьи. Я преподаю в калининградских вузах и занимаюсь научными исследованиями в области энергосбережения и электроснабжения (в т.ч. и нашего региона). Хочу сообщить, что некоторое время назад я разместил эту статью на своем сайте. По материалам статьи в калининградском интернете прошла своего рода онлайновая дискуссия. Я получил много интересных откликов. К настоящему времени данная статья в различных вариациях опубликована в Москве и С.-Петербурге, а также в ряде ведомственных журналов. Она также прошла обсуждение в РАО ЕЭС, «Янтарьэнерго» и «Янтарьгосэнергонадзоре». Для меня было очень удивительным то, что ни одна из калининградских газет мою статью не опубликовала, хотя я ее предлагал всем. Сначала мне было просто не понятно, потом стало грустно, а теперь мне лишь стыдно за нашу региональную прессу. По всей видимости, она не способна на своих страницах вести никакую дискуссию чуть сложнее «дня рождения мэра» или «последней поездки в Москву губернатора». Что же касается последних публикаций, касающихся ТЭЦ-2, то нас просто хотят в очередной раз ввести в заблуждение. Мои материалы для тех, кто не хочет оставаться «в дураках».


Некоторое время назад я заглянул на сайт программы Европейского Союза «Тасис» по адресу: http://www.euweb.de/support-regional-energy (сейчас ссылка не работает, т.к. страница позже была заблокирована по настоянию российской стороны). Там был доклад о проекте ТЭЦ для Калининграда мощностью порядка 300 МВт. Этот проект был разработан по программе содействия региональным энергосистемам России. Поразительно, но он точно вписывается в тот вариант электроснабжения Калининградской области, о котором идет речь в моей статье. Свое предложение представители «Тасис» изложили нашему руководству. Однако наши, как обычно, все это проигнорировали, глубокомысленно намекнули иностранцам, что это вопрос «политический» (!), настоятельно попросили их убрать проект из интернета и продолжают делать вид, что строят ТЭЦ-2. И такие чиновники, как Греф, им помогают, уже, наверное, в двадцатый раз за последние 15 лет обещая дать деньги.


Особо удивляет пафос «крупных специалистов от пресловутого долгостроя» вроде тов. В. Дементьева (см. его статью «Не пытайтесь выглядеть умнее правительства» в «Калининградской правде» от 16.05.2001). В связи с тем, что из нас пытаются делать «дураков», хотелось бы получить от «умных» ответы на ряд вопросов:

1. Имеется ли бизнес-план строительства ТЭЦ-2 и когда он последний раз был уточнен? Какова будет структура налогообложения этого объекта, согласована ли эта структура в законодательных органах, какие показатели заложены в проект сейчас и что будет, если налоговая политика (региональная или федеральная) изменится? Учтены ли в бизнес-плане и ТЭО проекта затраты на следующие объекты и мероприятия: вторую нитку газопровода и подземное хранилище газа; тепловую магистраль до черты Калининграда и реконструкцию тепловых сетей города; модернизацию релейной защиты и автоматики подстанций энергосистемы; вывод из эксплуатации, консервацию и утилизацию городских теплоцентралей и региональных электростанций, а также решение социальных вопросов увольняемого в связи с этим многочисленного персонала; магистральные ЛЭП, вставки постоянного тока и преобразовательные подстанции, необходимые для экспорта электроэнергии за рубеж?

2. В чем целесообразность направления всех имеющихся средств на длительное (очень длительное!) строительство одного большого (очень большого!) энергоисточника в условиях, когда на модернизацию калининградских сетей не направляется почти ничего? Достаточно привести горький пример с открытым недавно магазином «Вестер-Маяк». Оказывается, в центре Калининграда уже нет возможности подключать дополнительные мощности. Предприниматели вынуждены свои объекты обеспечивать электроэнергией от автономных электростанций, со всеми вытекающими последствиями. И это в центре Европы в начале XXI века! И кто за это несет ответственность? Что, генеральный директор ОАО «Янтарьэнерго» снова ни при чем? Кстати, данная проблема с пуском в ход хоть десяти ТЭЦ-2 решена все равно не будет. Требуется модернизация оборудования по стоимости соизмеримая с ТЭЦ-2.

3. Какова доля иностранных инвестиций в капитальных вложениях в ТЭЦ-2 и всю остальную инфраструктуру? Если эта доля более 50 %, то как можно говорить о повышении энергетической независимости области с введением в строй станции и о будущей тарифной политике.

4. Имеется ли согласование с Газпромом о строительстве второй нитки газопровода, а также с Минэкономики и Госстроем по основным параметрам станции (главное – по установленной мощности)? Если подобного согласования нет, то о какой консолидированной политике правительства и Президента по этому вопросу можно вести речь?

5. Имеется ли достоверная информация о потребностях в электроэнергии на территории окружающих государств в настоящее время и в обозримом будущем? Если такой потребности нет, то куда предполагается реализовывать «лишние» 300 – 400 МВт построенной ТЭЦ-2? Какова их тарифная политика и просто политика в отношении нас (не по пресс-конференциям и заявлениям политиков, а по данным наших компетентных органов)?

6. Какова перспективная энергетическая политика Литвы? Действительно ли это государство в ближайшие год-два будет остро нуждаться в экспорте электроэнергии именно от ТЭЦ-2? Быть может, у них есть какие-либо иные планы на этот счет (например, модернизировать и полностью загрузить все другие источники, которые у них имеются кроме Игналины, либо вообще покупать электроэнергию у кого-либо другого)? Кстати, интересно знать, а что же им по этому поводу советуют их будущие партнеры по Евросоюзу и, особенно (!), по НАТО?

7. Каковы взгляды на эту ситуацию у поляков или, например, немцев, или шведов? Действительно ли они так уж нуждаются в нашей «дешевой» энергии? Кстати, хорошо бы было спросить будущего хозяина о ценах на электроэнергию, производимую его станцией.

8. Как вообще мыслится технически и организационно экспорт электроэнергии, производимой на ТЭЦ-2, в условиях грядущего отделения государств Балтии от энергосистемы РАО ЕЭС и перехода на европейские стандарты генерирования и транспортирования электроэнергии? Кстати, в Литве уже полным ходом идет модернизации электроэнергетической инфраструктуры, а у нас не делается ничего, зачастую даже текущего ремонта оборудования. Учтены ли в бизнес-плане ТЭЦ-2 необходимые капитальные вложения для модернизации калининградской энергосистемы под стандарты Евросоюза?

9. Каково предполагаемое соотношение тарифов на электроэнергию, вырабатываемую будущей ТЭЦ-2 и получаемую транзитом от северо-западного кольца энергосистемы РАО ЕЭС? Если это соотношение не в пользу ТЭЦ-2 (что весьма вероятно), то кто заставит Калининградскую региональную энергетическую компанию покупать электроэнергию от этой станции в условиях, когда после реструктуризации РАО ЕЭС от нее будут отделены и станут экономически независимыми генерирующие источники?

10. Если из 900 МВт будущей ТЭЦ-2 примерно 300 – 400 пока не совсем ясно куда девать, то по какому варианту осуществлялось технико-экономическое обоснование и делался вывод об эффективности проекта? Был ли это вариант, в котором предполагалась 100 %-ая загрузка станции (с учетом резерва, конечно)? Или это был вариант, когда электростанция на 900 МВт установленной мощности эксплуатируется без выдачи тепла с загрузкой в 200 МВт?

11. Что предполагается делать с существующими на территории области источниками электроэнергии, которые в настоящее время влачат жалкое существование (а это, ни много, ни мало, примерно 200 – 250 МВт плюс градообразующая инфраструктура и люди)? Закрыть?

12. Каково мнение властей города Калининграда о строительстве ТЭЦ-2? Если оно отрицательное, то куда предполагается реализовывать огромное количество тепловой энергии, вырабатываемой на будущей ТЭЦ-2? Кто собирается финансировать строительство тепловых магистралей и модернизировать тепловое хозяйство города? Какова судьба значительного количества теплоисточников, ныне функционирующих на территории города, их хозяйства и персонала? Какова будет устойчивость теплоснабжения Калининграда при наличии всего одного источника с ограниченной надежностью в его инфраструктуре?

13. Как повлияет на процесс водоснабжения Калининграда ввод в строй на полную мощность ТЭЦ-2? Мы прекрасно знаем об острой нехватке питьевой воды в нашем городе, а потребности тепловой электростанции в воде на собственные нужды чрезвычайно велики. При этом водозабор будет осуществляться из одного и того же источника – реки Преголи.

14. Как будет обеспечиваться функционирование релейной защиты и автоматики подстанций нашего региона в условиях возможного перевода электроснабжения потребителей региона с ТЭЦ-2 на ввод со стороны РАО ЕЭС и обратно? Дело в том, что как показывают расчеты, после включения ТЭЦ-2 в рассечку линии 110 кВ токи короткого замыкания подскочат аж в два раза. Это делает необходимым перенастройку релейной защиты и автоматики подстанций.

15. Каков опыт эксплуатации единственной пока электростанции, построенной по проекту, подобному нашей ТЭЦ-2, и не так давно пущенной в эксплуатацию в Ленинградской области? Говорят, что там далеко не все в порядке, в том числе и по чисто техническим причинам.

16. Как оценивались широко декларируемые экологические преимущества ТЭЦ-2? Есть основания в них усомниться по следующим причинам. Сравнение, судя по всему, осуществлялось чисто арифметически по абсолютным кумулятивным выбросам. Однако, совокупность мелких источников, рассредоточенных по обширной территории, имея большее совокупное значение выбросов, может нигде не превысить ПДК. И, напротив, одна крупная электростанция локально, на территории одного микрорайона, может создать невыносимые условия для жизни людей (судя по розе ветров, таким микрорайоном рискует стать поселок Борисово).

17. Как мыслится устойчивость нашей региональной энергосистемы в особый период (авария, стихийное бедствие, терроризм, война, в конце концов)? Или, быть может, этот вопрос считается второстепенным и необязательным для рассмотрения в общем обосновании проекта развития энергетики? Совершенно очевидно, что огромная ТЭЦ-2, «сидящая» на одной газовой трубе, проходящей по территории другого государства, устойчивость калининградской энергосистемы в этом смысле никоим образом не повышает. И вообще, есть обоснованные подозрения, что данная электростанция просто не способна работать в изолированном режиме.

18. Кстати, о нашем правительстве. Если его политическая воля в отношении будущего Калининградской области окончательно сформулирована, то почему же эта «несчастная» ТЭЦ-2 за десять лет так и не построена? Дело здесь в халатности отдельных чиновников или, быть может, возникновение подобного объекта на нашей территории «запрещено» фундаментальными законами функционирования крупных инфраструктурных объектов? Весьма интересным также было бы узнать, а сколько же средств уже потрачено на этот объект?

19. Каково мнение Газпрома о строящейся ТЭЦ-2? Если оно отрицательное, то как предполагается обеспечивать подобный объект топливом и как его строительство согласуется с уже развернутым грандиозным проектом газификации Калининградской области. Если мнение Газпрома положительное, то почему им не куплена ни единая акция ОАО «Калининградская ТЭЦ-2». И это притом, что Газпром выкупил контрольный пакет акций модернизируемой Каунасской ТЭЦ. Следует ли из этого, что в Газпроме просто лучше умеют считать? Кстати, почему администрация Калининградской области постоянно пытается избавиться от принадлежащего ей пакета акций ОАО «Калининградская ТЭЦ-2»? Не иначе как сильно верит в перспективность и, главное, экономичность этого проекта!

20. В чем целесообразность строительства ТЭЦ-2 практически в черте города Калининграда, где наиболее велики издержки на создание и всестороннее обеспечение собственной инфраструктуры станции (землеотвод, дороги, квартиры для персонала, коммуникации и т.д.)?

21. Наконец, каково мнение общественности по этому вопросу? Если в интернете на любом поисковом сервере задать поиск по ключевым словам «Калининградская ТЭЦ-2», то можно получить тысячи ссылок. Оказывается, эта тема широко обсуждается в русскоязычном интернете. Смею Вас уверить, мнение большинства независимых (именно независимых!) экспертов, как калининградских, так российских и зарубежных весьма критическое в отношении целесообразности строительства ТЭЦ-2 в том варианте, который ныне реализуется.


Вот такие дела, друзья! Имеется еще много вопросов, все не перечислишь (это только товарищу В. Дементьеву все понятно – он же специалист, и притом, «крупный»).




По публиковавшимся в последние десять лет данным Главгосэнергонадзора Российской Федерации энергоемкость национального дохода нашей страны в три раза превышает уровень США, вчетверо выше, чем в странах Западной Европы, в семь раз больше, чем в Японии. Более трети всех потребляемых ресурсов в стране расходуется нерационально. Продолжает расти, а не падать, как предусмотрено различными программами, электроемкость производства: в последние десять лет рост составлял 5 % в год. Негативные тенденции характерны и для промышленности Калининградской области. Однако они усугубляются особым геостратегическим положением области и исторически сложившимся дефицитом мощности в региональной энергосистеме.


Как известно, на территории области имеются следующие основные источники электроэнергии: Калининградская ГРЭС-2 (г. Светлый, ОАО «Янтарьэнерго», установленная мощность 114,8 тыс. кВт); Гусевская ТЭЦ-5 (г. Гусев, ОАО «Янтарьэнерго», 15,5 тыс. кВт); Советская ТЭЦ-10 (г. Советск, АООТ «Советский ЦБЗ», 36 тыс. кВт); Калининградская ТЭЦ-9 (г. Калининград, СП ЗАО «Цепрусс», 18 тыс. кВт); Калининградская ТЭЦ-8 (г. Калининград, МП «Дарита», 12 тыс. кВт); Правдинская ГЭС-3 (г. Правдинск, ОАО «Янтарьэнерго», 1,14 тыс. кВт); Озерская ГЭС (г. Озерск, ОАО «Янтарьэнерго», 0,5 тыс. кВт); Куликовский парк ВЭУ (п. Куликово, ОАО «Янтарьэнерго», 5,2 тыс. кВт); Калининградская ТЭЦ-1 (г. Калининград, ОАО «Янтарьэнерго», генерирующие источники демонтированы); около 10 тыс. дизельных и бензиновых микроэлектростанций (единичной установленной мощностью от 0,5 до 500 кВт с суммарной мощностью порядка 60 тыс. кВт).


Общая мощность основных генерирующих установок (даже если не считать мелкие резервные и аварийные электростанции) составляет внушительную цифру – около 220 тыс. кВт. Однако по различным причинам в настоящее время данные источники электроэнергии практически не функционируют. Таким образом, мы имеем почти стопроцентный дефицит мощности, а потребляемую электроэнергию получаем через территорию Литвы по ЛЭП 330 кВ от северо-западного кольца РАО ЕЭС. Уже давно стало очевидным, что наша региональная энергосистема по балансу мощностей находится в неудовлетворительном состоянии. Попытки прибалтийских государств отделиться от ЕЭС России, будучи реализованными, могут только усугубить наше положение.


Как показывает анализ, для стационарной энергосистемы Калининградской области характерны два вероятных варианта функционирования. Первый – это относительно нормальная работа системы с указанным выше балансом мощности. Второй вариант связан с режимом функционирования в условиях, когда поставки электроэнергии с территории Литвы не производятся. Очевидно, что последний режим весьма вероятен как естественное последствие крупной аварии, стихийного бедствия, диверсии. Не избежать этого и в случае обострения политической обстановки в регионе. Подобный вывод напрашивается сам по себе, если учесть, что правительства некоторых стран энергетическую проблему Калининградской области зачастую используют в качестве козыря в переговорах с нашим руководством.


Энергосистема области в случае отключения питания с территории Литвы при бесперебойном снабжении топливом в состоянии обеспечить до 150 МВт мощности. Специалисты знают, что и это весьма проблематично. По подсчетам, выполненным в свое время ОАО «Янтарьэнерго», мощность потребителей, которые требуют бесперебойного электроснабжения, в зимнее время может достигать 300 МВт. Это объекты водо-, теплоснабжения и канализации, больницы, хлебозаводы, объекты связи и административного управления, насосные станции, а также отдельные предприятия с непрерывным технологическим циклом. Как показывает анализ, ожидаемый дефицит мощности в 150 МВт, если не принять мер, может в считанные дни привести инфраструктуру области в полный упадок.


Нельзя сказать, что в последние годы ничего не делалось для того, чтобы в какой-либо степени снять остроту энергетической проблемы. Это и строящаяся в Калининграде ТЭЦ-2, и попытки ОАО «Янтарьэнерго» закольцевать нашу (в нынешних условиях тупиковую) энергосистему по территории Польши с ЛЭП «Россия – Запад» или запитать юго-западную часть области от польской энергосистемы (подобные проекты рассматривались в середине 90-х годов). ГРЭС-2 и ныне действующие ТЭЦ предполагалось реконструировать с внедрением передовых технологий. Не надо забывать и о проекте АО «Газ-Ойл» по внедрению в инфраструктуру области блочных теплоэлектроцентралей модульного типа мощностью до 25 – 30 МВт, работающих на природном газе. Однако каждый из этих проектов в отдельности имеет слабые стороны (отсутствие финансирования, недостаточные масштабы и др.) и между собой они явно слабо скоординированы. Самое главное – ни один из них не был реализован. Особо следует остановиться на строящейся Калининградской ТЭЦ-2. На интуитивном уровне как будто легко воспринимается мысль, что истина всегда посередине. На практике же зачастую получается иначе – нас всегда тянет в крайности гигантомании. В качестве подтверждения этой мысли выступает яркий пример с ТЭЦ-2.


Вернемся к существующей энергосистеме Калининградской области. Потребляемую нами мощность по максимуму можно грубо оценить в 500 тыс. кВт. В соответствии с рекомендациями, полученными с использованием существующих техноценологических методов оптимизации энергетических инфраструктур, потребителей Калининградской области необходимо обеспечивать таким образом, чтобы в регионе имелась одна электростанция мощностью 300 тыс. кВт (базовый источник), десять электростанций по 10 тыс. кВт, сто электростанций по 1 тыс. кВт, тысяча – по 100 кВт и, наконец, десять тысяч станций по 10 кВт каждая. Это сугубо теоретический вариант, полученный в результате непосредственного применения закона оптимального построения техноценозов. С целью учета некоторых реалий, сложившихся в энергосистеме Калининградской области, автором было осуществлено моделирование, основанное на техноценологических представлениях. На рисунке показан график, импортированный непосредственно из расчетной программы. Характерно, что параметры изображенной на графике аппроксимационной кривой близки к оптимальным значениям, диктуемым уравнениями закона оптимального построения техноценозов.


Рис.


Рис. Оптимизированное ранговое параметрическое распределение генерирующих мощностей в энергосистеме Калининградской области


Анализ полученных результатов позволил выработать вариант электроснабжения региона, с одной стороны, основанный на фундаментальных положениях закона оптимального построения техноценозов, а с другой – учитывающий сложившиеся реалии. Какими же видятся предложения по развитию Калининградской энергосистемы. Необходимо, модернизировав и восстановив существующие источники, построить на территории области еще несколько блочных ТЭЦ единичной мощностью порядка 20 тыс. кВт (подобные электростанции активно используются в Европе) и разместить их в центрах нагрузок. Кроме того, требуется строительство сорока – пятидесяти малых электростанций по 1 тыс. кВт каждая (это могут быть прежде всего МГЭС, ВЭС и другие экологически чистые источники). Что касается микроэлектростанций, то они закупаются самими потребителями электроэнергии (в настоящее время это в основном государственные организации и предприятия, частные компании, военные объекты и др.). Количество этих электростанций определяется также и потребностями в индивидуальном резервировании объектов. В любом случае этот процесс осуществляется стихийно, и им следует управлять монитористскими методами (региональные законы, налоги, бюджет). Тем не менее, надо учитывать, что рынок микроэлектростанций у нас в настоящее время формально заполнен лишь на 50 – 60 %.


Особо следует оговорить необходимость наличия в энергосистеме региона базового источника электроэнергии. По расчетам его мощность должна составлять порядка 250 – 300 тыс. кВт. Это может быть электростанция. Кроме того, в качестве базового источника может рассматриваться и ввод со стороны энергосистемы РАО ЕЭС (по существующей транзитной схеме) плюс электростанция.


Об этом говорит теория. Однако имеется существенный вопрос, который нельзя обойти. Если все обстоит именно так, то зачем, спрашивается, в Калининграде уже десять лет строится новая ТЭЦ-2 проектной мощностью аж 900 тыс. кВт (!), первоначально (еще в конце 80-х годов XX века) оцененная в 1,5 млрд. долларов США (без учета затрат на сооружение дожимной компрессорной станции, нового магистрального газопровода и подземного газохранилища, необходимость в которых домысливалась уже потом)? Вопрос риторический. Для нас очевидно, что ТЭЦ-2 явно не вписывается в оптимальный вариант, всесторонне обоснованный с точки зрения макроэкономики региона (и это притом, что сам по себе проект станции может быть сколь угодно хорош). Вероятно, она никогда не будет построена, а если ее и достроят, то, во-первых, сделают это в ущерб другим регионам страны, а во-вторых, ее эксплуатация станет постоянной обузой для области. Кроме того, этот вариант электроснабжения все равно остается неустойчивым по целому ряду соображений (колебания спроса на электроэнергию, позиция окружающих нас государств, макроэкономическая ситуация в стране, живучесть в особый период, стабильность поставок топлива и др.).


Оппонент может возразить, что нынешний вариант электроснабжения области – тоже неплох. Как отмечалось выше, мы практически не производим электроэнергию на территории области, а получаем ее транзитом через Литву от северо-западного кольца. Однако расставим точки над «i». Начнем с того, что понимается под управлением энергосистемой. Если управление заключается лишь в эксплуатации (притом не очень качественной) объектов существующей электроинфраструктуры, а также в сборе денег с населения и предприятий – это одно. А если управление – это полная ответственность за бесперебойное обеспечение потребителей региона электроэнергией в необходимом количестве и требуемого качества в любых, в т.ч. экстремальных условиях (война, терроризм, стихийные бедствия, изменение политики государства, законов, макроэкономической или геополитической ситуации), да еще с учетом требований по энергосбережению и прогнозируемых параметров развития – то это совсем другое дело.


Таким образом, с одной стороны, существующая энергосистема Калининградской области не в состоянии обеспечить нормальное электроснабжение потребителей во всех режимах и обладает принципиально низкой устойчивостью с точки зрения конечных задач электроснабжения. С другой стороны, попытки решить эту проблему со стороны заинтересованных организаций пока не привели к положительному результату. Если не принять должных мер, подобная ситуация сохранится и в дальнейшем.


Энергетическая проблема Калининградской области имеет еще одну очень важную грань. Не надо быть крупным военным специалистом для того, чтобы сделать вывод следующего содержания: нынешнее состояние стационарной энергосистемы на территории Калининградского особого района (объединенной группировки береговых и сухопутных сил Балтийского флота, ВВС, ПВО, РВСН, Пограничной службы и МВД) является, мягко говоря, неудовлетворительным с оперативно-стратегической точки зрения. Данный вывод обосновывается следующим.


Острый дефицит электроэнергии, который будет иметь место в угрожаемый период, существенно дезорганизует управление войсками и силами флота в период подъема соединений и частей по тревоге и их мобилизационного развертывания. В военных городках и гарнизонах, как правило, отсутствуют резервные источники электроэнергии. Как отмечают специалисты, даже самые ответственные объекты на территории Калининградского особого района не выдерживают более двух суток функционирования в автономном режиме из-за низкой надежности внутренних систем электроснабжения и недостаточной квалификации обслуживающего персонала.


Не следует забывать и тот факт, что угрожаемый период (по опыту локальных войн и конфликтов) может продлиться достаточно долго. Следовательно, развертывание соединений и вывод их в полосы обороны (районы развертывания или сосредоточения), даже без огневого воздействия эвентуального противника, будет происходить в условиях значительной дезорганизации местной инфраструктуры. Кроме того, на территории области находится ряд объектов, электроснабжение которых имеет непосредственное оперативное значение. Это, к сожалению, слабо учитывается при планировании.


С началом боевых действий противник в первом же ударе уничтожит все ключевые объекты энергетической инфраструктуры области, стационарная энергосистема перестанет функционировать. Соединения и части перейдут на электроснабжение от штатных систем автономного электроснабжения. Однако и здесь имеется целый ряд нерешенных вопросов. Прежде всего, это почти полное отсутствие запасов топлива и военно-технического имущества для эксплуатации и восстановления войсковых электротехнических средств, а также системы подготовки кадров. А потребности в них весьма значительны. Кроме того, в соответствии с действующими руководящими документами, Вооруженные силы в период боевых действий несут ответственность за электроснабжение, как военных объектов, так и гражданских предприятий, работающих на оборону. Специфика Калининградского особого района такова, что у нас практически все предприятия будут работать на оборону. Однако количество резервных источников в инфраструктуре крайне ограничено и состояние их зачастую неудовлетворительное.


Таким образом, учет военного аспекта (а только так и может строиться государственный подход к решению проблемы) выдвигает к энергосистеме, помимо упомянутой выше бездефицитности по генерируемой мощности, требование устойчивости во всех режимах функционирования. Важно учитывать, что строящаяся ТЭЦ-2, «сидящая» на одной газовой трубе, проходящей по территории другой страны (кстати, входящей в противостоящий России военный блок!) устойчивость энергосистемы в указанных режимах явно не повышает. И остается лишь сожалеть, что взаимоотношения энергетиков с военными в последние годы свелись только к конфликтам по поводу неплатежей за пользование электроэнергией. И этот, хотя и важный, но на самом деле частный и временный вопрос, заслонил существо проблемы.


Было бы неправильным сводить энергетическую проблему Калининградской области только к указанным выше аспектам. Для нас в полной мере характерны и общенациональные российские проблемы энергосбережения и энергопотребления. По мнению ведущих ученых в области электроснабжения промышленных предприятий, энергосбережение в промышленности развивается медленно из-за несоответствия состава и структуры современного электрического хозяйства тем теоретическим и практическим взглядам, которые сложились еще в процессе индустриализации и до сих пор практически не меняются. Наиболее ярким примером подобного мышления явилось решение о строительстве Калининградской ТЭЦ-2.


Имея энергоемкость продукции в 3 – 7 раз большую, чем в развитых странах, мы не можем добиться ее снижения даже на 10 – 20 %. Думается, результата и не будет, если мы не пойдем по пути, пройденному США, Германией, Японией с начала энергетического кризиса 70-х годов XX века, когда на практике стали использоваться методы исследования и оптимизации больших систем. В настоящее время рядом научно-производственных коллективов страны передовые методики доведены до программно-методических продуктов, применение которых позволяет предприятиям экономить огромные средства и планомерно осуществлять мероприятия по снижению электропотребления. Этот опыт пока слабо используется в промышленности нашей области. Остается серьезной неразрешенной проблемой комплекс вопросов ценообразования на электроэнергию, многоставочной тарификации и правовых основ взаимоотношений между энергосистемой и потребителями (особенно требующими высоких показателей надежности электроснабжения). Продолжают оставаться нерешенными как с технической, так и с юридической точек зрения вопросы обеспечения развития высокотехнологичной альтернативной энергетики. А Калининградская область по этим вопросам имеет существенную специфику.


Таким образом, в сфере электроэнергетики мы на самом деле имеем целый комплекс очень сложных и взаимосвязанных проблем, который может быть разрешен лишь вдумчивой, целенаправленной, обязательно системной и планомерной работой одновременно по целому ряду направлений, основными из которых являются следующие.


Во-первых, это корректировка Программы по развитию Калининградской региональной энергосистемы, которой обязательно должен предшествовать тщательный и объективный технико-экономический анализ. При этом должны учитываться интересы области (всех заинтересованных потребителей электроэнергии и ОАО «Янтарьэнерго»), объективные прогнозы электропотребления в регионе и реальные возможности по финансированию из всех источников. Сейчас ясно уже точно, что в наших планах и программах гигантомании места нет и быть не должно. Нужен комплексный, реалистичный, относительно дешевый проект, максимально учитывающий специфику и окружение региона, вбирающий в себя самые передовые научные и производственные технологии и обязательно гарантирующий отдачу уже через год – два (последнее условие особенно важно, учитывая наш горький опыт с ТЭЦ-2).


Видимо, при строительстве Калининградской ТЭЦ-2, если есть такая техническая возможность, необходимо ограничиться первой очередью (до 450 тыс. кВт при условии устойчивого экспортного спроса в объеме порядка 200 тыс. кВт). Для строительства электростанции и соответствующей инфраструктуры по согласованию с правительством необходимо привлечь все возможные источники финансирования (в том числе и зарубежные). Существующие же электростанции региона должны быть модернизированы и ориентированы на самое доступное топливо.


Стационарная энергосистема требует неотложного резервирования на двух уровнях. Для резервирования на первом уровне надо самым внимательным образом присмотреться к известному проекту АО «Газ-Ойл», который предусматривал внедрение в инфраструктуру области блочных теплоэлектроцентралей мощностью до 25 – 30 тыс. кВт (топливо – природный газ, самые передовые технологии, комбинированное производство электрической и тепловой энергии, опыт эксплуатации в Европе). К существенным преимуществам проекта следует отнести его реалистичность, возможность получения быстрой отдачи и комплексность подхода (т.к. АО «Газ-Ойл» работает над вопросами строительства газопровода и подземного хранилища газа, а также имеет технико-экономический анализ). Внедрение блочных теплоэлектроцентралей существенно повысит устойчивость энергосистемы во всех режимах функционирования и создаст здоровую конкуренцию ОАО «Янтарьэнерго» (которое ныне является монополистом в данном вопросе со всеми вытекающими отрицательными последствиями).


Резервирование энергосистемы на втором уровне должно предусматривать использование в чрезвычайных обстоятельствах (в том числе и в период военного конфликта) всех имеющихся на территории области источников электроэнергии (энергопоезда, судовые энергоустановки, передвижные и стационарные малые и микроэлектростанции). Применение данных источников должно быть тщательно спланировано, всесторонне обеспечено и до самых мельчайших деталей организационно-технически проработано. ОАО «Янтарьэнерго», другие организации, предприятия и органы управления, вне зависимости от форм собственности и ведомственной принадлежности, должны получить мобилизационные задания по данным вопросам и нести всю полноту ответственности.


Проекты развития на территории области ветро-, гидро- и другой альтернативной энергетики (в том числе и уже с различным успехом реализованные) вполне вписываются в предлагаемый вариант развития и являются выигрышными с экологической точки зрения. Однако до тех пор, пока приоритеты в развитии данных отраслей энергетики не получат своего юридического закрепления в стандартах и законодательстве, а также тарифной политике, все останется на уровне демонстрационных проектов. Пока же, как показывают расчеты, высокотехнологичные объекты альтернативной энергетики на территории нашей области остаются принципиально убыточными и экономически непривлекательными даже при условии компенсации капитальных затрат по линии европейских программ развития.


Учитывая сказанное, в качестве второго направления в решении энергетической проблемы видится безотлагательная подготовка и принятие областной думой соответствующего законодательного акта. Если учесть, что подобное нормотворчество направлено только на развитие энергосистемы, оно не войдет в противоречие со статьей 71 Конституции России. Основное содержание упомянутого законодательного акта должны составлять следующие важнейшие положения:

1. Объективная и развернутая констатация региональной энергетической проблемы Калининградской области как одной из важнейших и безусловно приоритетной для органов власти всех уровней.

2. Всестороннее нормативно-правовое обеспечение реализации на территории области обновленной концепции развития энергетики региона. Здесь должно быть предусмотрено следующее:

- порядок льготного налогообложения и кредитования в рассматриваемой сфере;

- приоритеты и гарантии финансирования проектов из всех источников (особенно из областного бюджета) с учетом необходимости поэтапного решения проблемы в ближайшие пять – шесть лет;

- принципы взаимоотношений стационарной энергосистемы с потребителями (ставки, тарифы и т.д.), которые бы, с одной стороны, не входили в противоречие с федеральным законодательством, а с другой, всячески стимулировали ОАО «Янтарьэнерго», другие организации, предприятия и органы управления к инвестированию средства в развитие энергетической инфраструктуры с целью ее устойчивого функционирования во всех режимах и сбалансированного (оптимального) развития, а также энергосбережения;

- персональная ответственность руководителей всех уровней, предприятий и организаций (вне зависимости от ведомственной принадлежности и форм собственности) за электроснабжение потребителей региона во всех режимах с указанием допустимых пределов ущерба, тщательным разграничением зон ответственности, порядка взаимодействия и всестороннего обеспечения.

3. Нормативно-правовое, экономическое и другое обеспечение внедрения на территории области энергосберегающих технологий и программ, разработанных в контексте с общей концепцией.

4. Отношение к весьма рискованным с экологической и неприемлемым с социально-политической точек зрения проектам развития электроэнергетики на территории области (строительство АЭС любого типа, мощных ГЭС и др.).

5. Отношение к использованию иностранных инвестиций при развитии энергетической инфраструктуры (степень централизации управления, возможность акционирования, продажи объектов и т. п.).


Учитывая масштабность и сложность задач, можно заключить, что решены они могут быть только совместными усилиями заинтересованных ведомств. Это порождает третье направление в решении общей проблемы. Как представляется, в настоящее время имеется насущная необходимость создания в Калининградской области некоторого научно-консультативного центра, основной целью которого стала бы выработка предложений, направленных на разрешение обсуждаемых здесь проблем. В него должны войти независимые ученые и эксперты, представители областной администрации, ОАО «Янтарьэнерго», УГЭН «Янтарьгосэнергонадзор», а также различных энергетических служб организаций и предприятий.


Особой и первоочередной задачей данного центра должна стать выработка общей концепции и скорректированной подробной программы решения электроэнергетической проблемы Калининградской области. В качестве других задач можно было бы рассматривать разработку оперативных планов по электроснабжению потребителей области в особый период, координирование действий по выполняемым задачам и разграничение зон ответственности между ведомствами по вопросам электроснабжения, а также совместное планирование всестороннего обеспечения и управления. Видимо, этот же центр мог бы взять на себя задачу экспертизы проектов и формулирования предложений для государственных органов управления.


В заключение следует отметить, что столь масштабным мероприятиям должны предшествовать глубокие научные исследования и техническая проработка. Однако дальнейшее игнорирование проблемы в том виде, в котором она сформулирована здесь, только усугубит последствия.


Калининград, 1994 – 2001


© Гнатюк В.И. Техника, техносфера, энергосбережение. – М., 2000. – http://www.gnatukvi.ru


Контакты: 236005, Россия, г. Калининград, ул. Летний проезд, д. 31, кв. 12 (посмотреть на карте)

+7 (911) 451-93-68; nickname: gnatukvi; mail@gnatukvi.ru; http://www.gnatukvi.ru

Contacts: Ap. 12, h. 31, str. Letniy proezd, Kaliningrad, Russia, 236005 (to look on a map)

+7 (911) 451-93-68; nickname: gnatukvi; mail@gnatukvi.ru; http://www.gnatukvi.ru


Все права защищены © В.И. Гнатюк, 2000 (ссылки на сайт обязательны)

Copyright © 2000 Victor I. Gnatyuk (all rights reserved)


Перейти в начало страницы